Чем мы можем Вам помочь?

Задать вопрос юристу


Источники гражданского права

2018-04-05

Источники гражданского права

§ 1. Понятие и виды источников гражданского права.
 § 2. Нормативные акты гражданского права.
 § 3. Действие гражданского законодательства.

 

§ 1. Понятие и виды источников гражданского права

1. Понятие источника гражданского права

Под источником права понимается форма выражения правовых норм, имеющая общеобязательный характер. Господствующей фор- мой (источником) права являются нормативные акты, среди которых приоритетное место занимают законы как акты высшей юридической силы. В гражданско-правовой сфере последние охватываются по- нятием гражданского законодательства. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 1 ст. 7 ГК общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Феде- рации являются составной частью ее правовой системы и, следова- тельно, одним из источников ее права. В имущественном обороте известную роль также сохраняют обычаи.

В российской правовой системе весьма велико значение судеб- ной практики. Судебный прецедент (вступившее в законную силу решение суда по конкретному делу) формально не считается источ- ником права. Однако в ряде случаев высшие судебные инстанции дают разъяснения по содержанию и применению норм действую- щего законодательства, формулируемые ими в виде общих правил (modo legislatoris). Так, в соответствии со ст. 126 и 127 Конституции РФ Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ вправе давать «разъяснения по вопросам судебной практики», т.е. по при- менению законодательства. Если такие разъяснения приняты ими в форме постановлений их пленумов, они становятся обязательными, т.е. содержащими обязательное толкование действующих правовых норм. Эти акты не должны содержать новых норм права, одна- ко закрепленное ими толкование содержания правовых норм явля- ется обязательным для соответствующей судебной системы, а тем самым и для сторон различных споров. Важное практическое зна- чение имеют и публикуемые решения по конкретным делам (преце- денты в собственном смысле слова), а также обзоры практики рас- смотрения отдельных категорий споров и иные рекомендации высших судебных инстанций. Определенным образом ориентируя суды, а следовательно, и участников судебных споров, они таким образом в значительной мере предопределяют порядок, условия и последст- вия применения многих гражданско-правовых норм.

Сказанное вполне можно отнести и к актам Конституционного Суда РФ, который в соответствии со ст. 125 Конституции РФ проверяет конституционность законов и некоторых других нормативных актов, а также дает обязательное толкование Конституции РФ. Признанные им неконституционными законы или их отдельные положения утрачивают силу, однако в компетенцию Конституционного Суда РФ не входит ни принятие новых правовых норм, ни обязательное тол- кование действующего законодательства (кроме Конституции РФ)3. Можно лишь условно говорить о «негативном» характере его «правотворчества», ибо утрата силы нормами права в связи с признанием их неконституционными в ряде случаев фактически порождает новую редакцию таких норм.

Не является источником права цивилистическая доктрина. Обоснованные учеными выводы, изложенные в комментариях, монографиях и т.д., обычно представляют собой результат доктринального (научно- го) толкования закона и других источников права, но не имеют обяза- тельного характера. Они могут быть учтены судом в качестве мнения сведущих лиц или стать основой предложений об изменении (усовер- шенствовании) законодательства, но в любом случае сами по себе не приобретают непосредственного юридического значения. То же самое можно сказать и о разрабатываемых учеными-юристами на националь- ном и международном уровнях модельных (рекомендательных) законах и иных аналогичных документах.

Не могут считаться источниками права и индивидуальные акты, или акты локального характера, не исходящие от органов государственной власти и не содержащие общеобязательных для всех субъектов права предписаний (правовых норм). В сфере гражданского права часто ис- пользуются конкретные уставы различных юридических лиц, их внут- ренние регламенты и другие «корпоративные» документы, примерные договоры и т.п. Они обязательны лишь для тех, кто их принял (не случайно говорят, что «договор – закон для двоих») или входит в состав соответствующего юридического лица, ибо основаны исключительно на добровольном подчинении их действию.

Главное же и очевидное их отличие от нормативных актов состоит в том, что такие «локальные акты», как и гражданско-правовые договоры, не являются актами публичной (законодательной) власти и не санкционированы в этом качестве органами государства, наде- ленными компетенцией по изданию нормативных актов, а приняты самими участниками гражданских правоотношений. Такие ак- ты в механизме гражданско-правового регулирования играют роль юридических фактов, а не правовых норм: не будучи общеобязательными правилами поведения, они имеют значение для возникнове- ния, изменения или прекращения конкретных правоотношений, в том числе при разрешении споров (разумеется, при условии полного соответствия их содержания действующему законодательству). С их помощью участники гражданских правоотношений мо- гут самостоятельно организовывать и регулировать свои конкретные взаимосвязи.

Таким образом, к числу источников отечественного гражданского права следует относить:

• международные договоры, в которых участвует Российская Феде- рация, а также общепризнанные принципы и нормы международ- ного права;

• законодательство (нормативные акты);

• обычаи делового оборота и иные признанные законом обычаи.

2. Международные договоры

В понятие международного договора включаются как межгосудар- ственные, так и межправительственные и межведомственные соглаше- ния РФ с иностранным государством либо с международной организацией. В сфере гражданского права речь идет прежде всего о различ- ных многосторонних международных (межгосударственных) договорах (конвенциях), участницей которых является Россия (как в собст- венном качестве, так и в роли правопреемника Союза ССР). Между- народные договоры Российской Федерации имеют приоритет перед ее гражданским законодательством. В случае, когда такой международ- ный договор предусматривает иные правила, чем национальное гра- жданское законодательство, применению подлежат правила этого договора (п. 4 ст. 15 Конституции РФ, абз. 2 п. 2 ст. 7 ГК). Сказанное относится и к двусторонним международным договорам РФ, содер- жащим гражданско-правовые нормы (например, к договорам о взаимной защите иностранных инвестиций).

Международные договоры РФ, не будучи актами национального законодательства, не входят и в состав гражданского законодательства РФ. Однако они могут содержать частноправовые по своей юридиче- ской природе нормы и, являясь частью правовой системы Российской Федерации (п. 1 ст. 7 ГК), составляют особый, самостоятельный вид (группу) источников ее национального гражданского права.

При этом международные договоры применяются к гражданским правоотношениям либо непосредственно, либо путем издания для их при- менения внутригосударственных актов, когда такой путь прямо преду- смотрен самим договором. Например, Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (Венская конвенция) подлежит непосредственному применению в качестве российского права (в тех случаях, когда к договорам международной купли-про- дажи подлежит применению российское право). Женевская вексель- ная конвенция от 7 июня 1930 г. № 358, в которой Российская Феде- рация участвует в качестве правопреемника Союза ССР, предусматри- вает принятие ее участниками национального законодательного акта, воспроизводящего текст утвержденного этой Конвенцией Единооб- разного закона о переводном и простом векселях. Во исполнение это- го правила Союз ССР в 1937 г. принял специальное Положение о пе- реводном и простом векселе, имеющее силу закона и действующее в настоящее время на территории Российской Федерации1. Названное положение имеет уже не международно-правовую, а внутригосудар- ственную природу, будучи актом национального гражданского зако- нодательства, и потому лишается приоритета, свойственного между- народным договорам РФ.

Что касается общепризнанных принципов и норм международного права, то они, как и общие принципы гражданского права, определяют содержание и применение соответствующих гражданско-правовых норм2. Примером может служить принцип запрета ухудшения правового положения (дискриминации) иностранных граждан или юриди- ческих лиц по сравнению с национальными субъектами права, а так- же принцип всеобщего соблюдения прав человека.

3. Обычаи имущественного оборота

Российское гражданское право придает значение источника права обычаям делового (предпринимательского) оборота (ст. 5 ГК), главным образом сложившимся в сфере обязательственных отношений. Так, при исполнении договорных и иных обязательств их стороны при отсутствии специальных требований законодательства или условий обязательства должны руководствоваться обычаями делового оборо- та и иными «обычно предъявляемыми требованиями» (ст. 309 ГК), т.е. обычаями, сложившимися не только в предпринимательских взаимо- отношениях, но и в имущественном обороте в целом.

Обычаи имущественного оборота представляют собой сложившиеся в нем в силу неоднократного единообразного применения общепринятые правила поведения, не выраженные прямо ни в законе (нормативном ак- те), ни в договоре сторон, но не противоречащие им. Закон иногда придает юридическое значение и иным обычаям, сложившимся, например, в сфере вещных отношений (ст. 221 ГК).

Обычаи, таким образом, действуют в случаях отсутствия прямых предписаний в нормативном акте или в договоре, т.е. в субсидиар- ном (восполнительном) порядке. Если условие конкретного догово- ра непосредственно не определено сторонами либо диспозитивной нормой закона, оно определяется обычаями делового оборота (п. 5 ст. 421 ГК).

Обычай должен быть сложившимся, т.е. достаточно определенным в своем содержании и широко применяемым в имущественном, прежде всего в предпринимательском, обороте (например, традиции ис- полнения тех или иных договорных обязательств).

Следовательно, под правовым обычаем надо понимать фактиче- ски сложившееся и признаваемое законом общее правило, не выра- женное в нормативном акте или договоре, но подлежащее примене- нию, если иное прямо не установлено законом или соглашением сто- рон. По существу обычай рассматривается в качестве своеобразной диспозитивной (восполнительной) нормы права («обычное право»), применяемой в субсидиарном порядке.

Наличие и содержание торговых (предпринимательских) и портовых обычаев, принятых в Российской Федерации, свидетельствует Торгово-промышленная палата РФ1. Иногда обычаи систематизиру- ются и публикуются в форме примерных условий договоров, применяе- мых в качестве обычаев делового оборота (п. 2 ст. 427 ГК)2.

Обычаи традиционно отличаются от обыкновений. Обыкновение – такое сложившееся правило, которым согласились руководствоваться стороны конкретного договора и только потому оно приобрело для них юридическое значение. Обыкновение восполняет пробел в дого- воре, а обычай – пробел в законе. По сути обыкновение представляет собой подразумеваемое условие договора (соглашение партнеров). Ес- ли ссылки на такое условие в договоре нет или намерение сторон руководствоваться им не доказано, обыкновение не учитывается как обя- зательное правило и при отсутствии специальных указаний законода- тельства или договора3.

В основе согласованных сторонами договора обыкновений также мо- гут лежать общепризнанные обычаи. Так, в современной международ- ной торговле широко используются правила, содержащиеся в разрабо- танных парижской Международной торговой палатой (МТП) сборниках международных торговых обычаев («Правилах толкования междуна- родных торговых терминов Инкотермс», «Унифицированных прави- лах и обычаях для документарных аккредитивов», «Унифицированных правилах по инкассо» и др.)4. Все они представляют собой неофициаль- ную систематизацию обычаев, приобретающих юридическое значение лишь для конкретного договора в случае ссылки на них контрагентов, т.е. по сути имеющих значение не обычаев, а обыкновений. Лишь не- которые из них в силу большой распространенности по специальному решению могут приобрести качества торговых обычаев, обязательных для применения.

От обыкновений отличается «заведенный порядок». Он представляет собой практику взаимоотношений сторон конкретного договора, сло- жившуюся между ними в предшествующих взаимосвязях и хотя прямо и не закрепленную где-либо, но подразумеваемую в силу отсутствия каких-либо возражений по этому поводу. Такой порядок (сложившаяся практика взаимоотношений) совсем не обязательно составляет какой- либо обычай или обыкновение имущественного оборота. По сути он также отражает подразумеваемые сторонами условия конкретного до- говора, а потому отменяет в соответствующей части действие как дис- позитивного правила закона, так и обычая. Российское гражданское право различает обычаи и «практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон» договора (т.е. заведенный порядок), в частности, отдавая последней предпочтение перед обычаем при толковании ус- ловий договора судом (ч. 2 ст. 431 ГК).

Следовательно, заведенный порядок и обыкновение имеют юри- дическую силу условий конкретного договора, выражающего волю его сторон, а потому получают безусловное преимущество в применении перед диспозитивными нормами закона (действующими лишь в слу- чаях отсутствия иных указаний в договоре) и перед обычаем. Однако ни обыкновения, ни заведенный порядок, будучи по сути условия- ми конкретных договоров, не являются источниками права, т.е. фор- мой выражения общеобязательных правовых норм. Этим они прин- ципиально отличаются от обычаев (хотя по своей юридической силе и превосходят их).

Обычаи делового оборота не применяются, если они противоре- чат обязательным (императивным) или восполнительным (диспозитивным) положениям законодательства либо условиям договора (п. 2 ст. 5, п. 5 ст. 421 ГК). В своей юридической силе они, таким образом, уступают как диспозитивной норме права, так и заведенному поряд- ку (практике взаимоотношений сторон)2.

§ 2. Нормативные акты гражданского права

1. Система нормативных актов гражданского права

Гражданско-правовые нормативные акты составляют определен- ную систему, построенную по иерархическому принципу. Содержание этой системы предопределено нормами Конституции, которая имеет высшую юридическую силу и возглавляет всю систему действую- щего законодательства.

В соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ и п. 1 ст. 3 ГК гражданское законодательство составляет предмет исключительной федеральной компетенции. Никакие нормативные акты, содержащие нормы гражданского права, не вправе принимать ни органы субъектов Российской Федерации, ни органы местного самоуправления. Любые содержащиеся в нормах ГК отсылки к «закону» (или к «законодательст- ву») означают отсылки только к федеральному закону.

Вместе с тем следует учитывать, что нормы гражданского права могут содержаться и в актах некоторых других отраслей законодатель- ства, отнесенных к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ). К их числу относит- ся, например, жилищное законодательство, которое состоит из ком- плексных нормативных актов, содержащих нормы как гражданского, так и административного права (таков, в частности, Жилищный ко- декс Российской Федерации1; далее – ЖК). Указанные акты могут, следовательно, приниматься и субъектами Российской Федерации, но не могут противоречить нормам федеральных законов (ч. 2 и 5 ст. 76 Конституции РФ). Например, в сфере жилищного права субъ- екты РФ могут принимать общеобязательные правила учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий (ибо они относятся к сфере административного права), но не вправе принимать норма- тивные акты, определяющие (в том числе «конкретизирующие») условия договоров жилищного найма (ибо они относятся к сфере гра- жданского права).

По своей юридической силе гражданско-правовые акты распределяются на три группы:

1) обладающие высшей юридической силой федеральные законы;

2) носящие подзаконный характер указы Президента РФ и постановления Правительства РФ;

3) нормативные правовые акты иных федеральных органов исполнительной власти (министерств и ведомств Российской Федерации).

Составляющие первую группу актов законы возглавляются Граж- данским кодексом и охватываются понятием гражданское законода- тельство (п. 2 ст. 3 ГК). Иначе говоря, действующий закон придает этому термину весьма узкое значение (считая, в частности, что акты исполнительной власти не могут включаться в категорию законода- тельства, поскольку данная ветвь власти лишена права законодатель- ствовать). Президентские указы и постановления Правительства РФ охватываются понятием иные правовые акты (ч. 1 ст. 15 Конститу- ции РФ и п. 3–6 ст. 3 ГК). Наконец, акты федеральных министерств и ведомств составляют понятие «нормативные правовые акты феде- ральных органов исполнительной власти».

Использование данной терминологии направлено на ограничение подзаконного нормотворчества в сфере гражданского права. Если при формулировке конкретного правила в ГК допускается возможность его конкретизации или установления иного решения «законодатель- ством» (либо «законом»), это означает, что такая конкретизация или иное решение не могут устанавливаться никакими актами исполни- тельной власти. Если же ГК предусматривает возможность установ- ления отличных от его правил предписаний «иными правовыми акта- ми» (например, ст. 136 ГК), то по этим вопросам возможно принятие президентского указа или правительственного постановления, но не ведомственного нормативного акта.

При отсутствии таких указаний нормы ГК или иного федераль- ного гражданско-правового закона вообще не подлежат конкрети- зации и тем более изменениям любыми подзаконными актами, ибо законодатель счел соответствующую регламентацию исчерпываю- щей. Ведь согласно п. 4 ст. 3 ГК даже постановления Правительства РФ, содержащие нормы гражданского права, могут приниматься им лишь на основании и во исполнение федеральных законов или пре- зидентских указов, т.е. основываться на актах более высокого уров- ня. Только указы Президента РФ, касающиеся гражданско-правовых отношений, могут приниматься по вопросам, прямо не урегулированным федеральными законами, но лишь при отсутствии специ- альных указаний законодательства на то, что данный вопрос может быть урегулирован исключительно законом и в соответствии с ним (п. 3 ст. 3 ГК).

2. Гражданский кодекс

Центральным, стержневым актом гражданского законодательства России является Гражданский кодекс. Этим положением он обязан не только общему характеру содержащихся в нем правил, но и требованию о том, чтобы все иные гражданские законы, а также законы, содержа- щие нормы гражданского права, соответствовали его предписаниям (п. 2 ст. 3 ГК). Следовательно, при коллизии норм ГК и других федеральных гражданских законов необходимо руководствоваться правилами ГК.

Формально ГК является обычным федеральным законом. От других законов он отличается не своей юридической силой, а своим содержани- ем, которое придает ему системообразующее значение для гражданского законодательства. Оно заключается в том, что, во-первых, ГК в систе- матизированном виде содержит все основополагающие правила граж- данского права; во-вторых, именно в нем предусмотрено принятие ряда конкретизирующих его правила федеральных законов, т.е. система гра- жданского законодательства. «Поэтому ничем не ограниченное отсту- пление от правил ГК в новых законах приведет лишь к тому, что прин- ципиальные положения гражданского права перестанут влиять на со- держание текущего законодательства и гражданское право из системы согласованных норм быстро превратится в набор разрозненных правил, содержание которых определяется исключительно потребностями кон- кретной ситуации, а не проверенными многовековой практикой под- ходами. Принцип соответствия кодексу содержания других гражданс- ко-правовых законов составляет главное препятствие для создания та- кого положения»1.

Разумеется, правило п. 2 ст. 3 ГК не следует воспринимать как за- прет на внесение в Кодекс каких-либо изменений и тем самым как запрет на развитие гражданского законодательства. Речь в нем идет о необходимости согласования содержания законов, при котором принятие новых правил должно сопровождаться обязательным из- менением ранее действовавших предписаний (находящихся в ГК), а главное – об обоснованности этих изменений с учетом того, что они лишь развивают и детализируют принципиальные положения, закрепленные в Кодексе.

Новый Гражданский кодекс принимался частями. часть первая Ко- декса была принята Государственной Думой РФ 21 октября 1994 г. и введена в действие с 1 января 1995 г. (за исключением гл. 4 «Юридические лица», вступившей в силу со дня официального опубликования части первой ГК – 8 декабря 1994 г., а также гл. 17, посвященной вещ- ным правам на земельные участки, правила которой должны были всту- пить в силу одновременно с введением в действие нового ЗК)1. В своих трех разделах она охватывает Общие положения (Общую часть граж- данского права) (раздел I), Вещное право (раздел II) и Общую часть обязательственного права (раздел III).

часть вторая Кодекса принята Государственной Думой РФ 22 декаб- ря 1995 г. и введена в действие с 1 марта 1996 г.2 Она включает один, но самый большой по объему раздел IV, посвященный отдельным видам обязательств (договорных и внедоговорных).

часть третья Кодекса принята Государственной Думой РФ 1 нояб- ря 2001 г. и введена в действие с 1 марта 2002 г.3 Она содержит два раз- дела, посвященных соответственно наследственному праву (раздел V) и международному частному праву (раздел VI).

часть четвертая Кодекса принята Государственной Думой РФ 24 но- ября 2006 г. и введена в действие с 1 января 2008 г.4 Она содержит един- ственный раздел VII, посвященный правам на результаты интеллекту- альной деятельности и средствам индивидуализации товаров и их про- изводителей. С момента введения в действие части четвертой ГК, т.е. с 1 января 2008 г., полностью утрачивают силу сохранявшие действие отдельные нормы Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. и ГК РСФСР 1964 г.5, а кодификацию гражданско- го законодательства РФ можно считать в основном завершенной.

Гражданский кодекс РФ является третьим по счету в российской истории. Первый Гражданский кодекс был принят в 1922 г. в период нэпа и знаменовал собой признание новой властью имущественно- го (товарно-денежного) оборота. В 1961–1964 гг. была осуществлена вторая кодификация гражданского законодательства. Она вырази- лась в принятии общесоюзных Основ гражданского законодательст- ва 1961 г. и в разработанных на их базе (а потому в значительной мере дублировавших друг друга) республиканских гражданских кодексах (ГК РСФСР был принят одним из последних, в 1964 г.). Эта кодифи- кация в полной мере отражала характер огосударствленной, плановой экономики и другие особенности тогдашнего общественного строя.

Переход к рыночной организации отечественной экономики по- требовал и реформирования ее законодательного оформления. Пер- вым кодифицированным актом нового, «рыночного» законодательст- ва стали Основы гражданского законодательства Союза ССР и респуб- лик 1991 г. В связи с распадом Союза ССР они формально не вступили в действие, но были специально ратифицированы Российской Фе- дерацией в 1992 г. и действовали в части, не противоречащей новым российским законам. Основную же роль в реформировании имуще- ственных отношений в России должны были сыграть ее собственные законы и президентские указы. К сожалению, они нередко содержа- ли взаимные (и даже внутренние) противоречия и, как правило, отли- чались весьма низким уровнем юридической проработки. Созданный ими беспорядок в организации имущественного оборота сделал осо- бенно насущной задачу новой гражданско-правовой кодификации, которая и была решена принятием Гражданского кодекса РФ.

В настоящее время идет работа по дальнейшему развитию и совер- шенствованию содержания Гражданского кодекса РФ1.

3. Иные федеральные законы (гражданское законодательство)

Предмет гражданского права составляют столь многообразные и сложные отношения, что все они с необходимой мерой детали- зации не могут быть урегулированы даже таким крупным, объем- ным законом, как Гражданский кодекс. Для этого необходимы многие другие законы, развивающие и конкретизирующие его прави- ла и институты.

Новый ГК прямо предусмотрел необходимость принятия несколь- ких десятков таких законодательных актов, закрепив тем самым ос- новную структуру всей отрасли гражданского законодательства. Ос- новная часть из этих законов уже принята (федеральные законы о раз- личных видах юридических лиц и об их государственной регистрации, о банкротстве, о государственной регистрации прав на недвижимость, об ипотеке (залоге недвижимости), о поставках товаров для государ- ственных нужд, о различных видах транспортной деятельности). Сле- дует иметь в виду, что при наличии прямого указания в ГК иной фе- деральный закон может урегулировать соответствующее отношение иначе, чем предусмотрено Кодексом.

Следует также иметь в виду, что до принятия новых законов, пре- дусмотренных нормами ГК, продолжают действовать ранее приня- тые нормативные акты, имеющие силу законов в соответствии с дейст- вовавшим в момент их принятия законодательством. К ним, напри- мер, относятся соответствующие акты, принятые высшими органами государственной (законодательной) власти Российской Федерации в период с 12 июня 1990 г. (провозглашение суверенитета Российской Федерации) до 1 января 1995 г. (вступление в силу части первой ГК). Так, сохраняет силу Закон РФ от 29 мая 1992 г. № 2872 «О залоге»1 (далее – Закон о залоге), но лишь в части, не противоречащей нормам ГК о за- логе (в частности, действуют некоторые его положения о залоге прав). В основном же речь идет о нормативных актах (постановлениях) быв- шего Верховного Совета РСФСР, а затем – Верховного Совета Россий- ской Федерации, а также о нормативных указах Президента РФ и по- становлениях Правительства РФ, принятых в пределах полномочий, данных правительству в законе либо в президентском указе, тогда не- редко имевшем силу закона. Ряд таких актов, например, устанавливал возможность списания денежных средств с банковского счета контр- агента по договору без его согласия и пока сохраняет силу, будучи «за- конами» в смысле п. 2 ст. 854 ГК

До принятия новых российских законов сохраняют силу и некото- рые нормы законов бывших Союза ССР и РСФСР. Так, согласно ст. 12 Закона о введении в действие части четвертой ГК сохраняют силу от- дельные положения союзных законов об изобретениях и о промыш- ленных образцах, касающиеся стимулирования изобретательства и ху- дожественно-конструкторского творчества1.

4. Иные правовые акты

Входящие в эту группу нормативные акты имеют подзаконный характер. Тем не менее при наличии прямого указания в ГК (или в ином федераль- ном законе) соответствующее отношение может быть урегулировано ими иначе, чем это предусмотрено в правилах Кодекса или другого закона.

Наибольшей юридической силой среди подзаконных нормативных актов обладают указы Президента РФ. В сфере, прямо не урегулирован- ной нормами закона, правила указов по сути имеют такое же значение, что и закон, разумеется, если они не содержат прямых противоречий ему (п. 3 и 5 ст. 3 ГК). Те из них, которые были изданы до принятия ГК или предусмотренных им законов и содержат противоречащие им правила, могут применяться лишь в части, соответствующей предпи- саниям Кодекса. Президентские указы, изданные по вопросам, кото- рые согласно ГК могут теперь регулироваться только законами, сохра- няют действие до принятия соответствующих законов.

Постановления Правительства РФ, содержащие нормы гражданского права, должны не только соответствовать ГК, другим федеральным за- конам и президентским указам, но и приниматься лишь «на основании и во исполнение» перечисленных актов более высокой силы (п. 4 ст. 3 ГК). При несоблюдении этого ограничения они не подлежат примене- нию (п. 5 ст. 3 ГК). Речь при этом идет лишь о тех правительственных постановлениях, которые имеют гражданско-правовое значение. Ряд правительственных постановлений был принят по вопросам, которые согласно ГК могут регулироваться только законами. В этом случае они, как и президентские указы, сохраняют силу до принятия соответству- ющего закона и в части, не противоречащей Кодексу.

Сохраняется действие некоторых постановлений правительств СССР и РСФСР, принятых по вопросам, пока прямо не yрегулированным российскими законами или иными правовыми актами. Названные постановления также действуют до принятия соответствующих рос- сийских актов и в части, не противоречащей российским законам и иным правовым актам.

5. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти

Нормативные акты федеральных министерств и ведомств в сфере гражданского права формально обладают наименьшей юридической си- лой. Более того, само их принятие здесь обусловлено наличием прямого указания на такую возможность в акте более высокого уровня – законе либо президентском указе или правительственном постановлении (п. 7 ст. 3 ГК), одновременно определяющем и пределы ведомственного нор- мотворчества. Это связано с постоянными, не прекращающимися по- пытками отдельных министерств и ведомств исказить в принимаемых ими правилах содержание закона в угоду ведомственным интересам.

Поэтому все ведомственные нормативные акты, касающиеся прав, свобод и обязанностей граждан, устанавливающие правовой статус ор- ганизаций, а также акты межведомственного характера подлежат обя- зательной государственной регистрации в Федеральной регистрацион- ной службе Министерства юстиции РФ (в ходе которой осуществляется контроль за законностью их содержания) и последующему официаль- ному опубликованию в «Российской газете» и «Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти»1. Акты, не прошедшие государственную регистрацию либо не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий как не всту- пившие в силу и не могут регулировать соответствующие отношения; на них также нельзя ссылаться при разрешении споров.

Кроме того, ведомственные нормативные акты могут издаваться только в форме постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений, но не в виде писем и телеграмм2 (как это, напри- мер, до недавнего времени практиковал Центральный банк России).

Наконец, законом предусмотрена обязанность возмещения убыт- ков, причиненных гражданам или юридическим лицам в результате издания ведомственного акта, не соответствующего закону или иному правовому акту (ст. 16 ГК). Все эти меры призваны содей- ствовать установлению должного порядка в ведомственном нор- мотворчестве.

В сфере гражданского права сохраняют силу некоторые норматив- ные акты министерств и ведомств бывшего Союза ССР (в частности, Госбанка СССР, транспортных министерств и др.). Их действие ог- раничено теми же пределами и условиями, что и действие иных обще- союзных актов: отсутствие регламентации в российских нормативных актах и соответствие действующему законодательству и иным право- вым актам (в том числе общесоюзным актам более высокого уровня, сохраняющим юридическую силу).

 

§ 3. Действие гражданского законодательства

1. Официальное опубликование и вступление нормативного акта в силу

Нормативные акты, содержащие нормы гражданского права, под- лежат обязательному официальному опубликованию. Такое опублико- вание важно и для определения момента вступления соответствую- щего акта в силу, и для ознакомления с содержанием его правил всех участников правоотношений. Кроме того, официальное опубликование содержит и официальный (общеобязательный) текст такого акта, которым надлежит руководствоваться.

В соответствии с ч. 1 ст. 105 Конституции РФ федеральные за- коны принимаются Государственной Думой. Поэтому они счита- ются принятыми с момента их принятия Государственной Думой в окончательной редакции (а не с момента одобрения Советом Фе- дерации или подписания Президентом РФ). В течение семи дней по- сле подписания закона Президентом РФ он подлежит официально- му опубликованию в «Парламентской газете», «Российской газете» или в «Собрании законодательства Российской Федерации». По ис- течении 10 дней после дня первой официальной публикации пол- ного текста закона он вступает в силу, если иной порядок не предусмотрен в самом законе. Официальной считается, таким образом, первая публикация полного текста закона в «Парламентской газете», «Российской газете» или в «Собрании законодательства Рос- сийской Федерации».

В некоторых законах прямо устанавливается иной порядок вступле- ния их в силу. Он может быть связан с необходимостью немедленного введения в действие нового закона, но может предусматривать и более поздний по сравнению с общепринятым срок, связанный с необходи- мостью подготовки участников правоотношений к применению нового закона. При принятии кодекса или иного крупного закона, вно- сящего значительные изменения в законодательство, иногда прини- мается специальный закон о порядке введения в действие основного закона («вводный закон»). Международные договоры, в которых участвует Российская Федерация, обычно вводятся в действие путем при- нятия законов об их ратификации (и официально публикуются вме- сте с этими законами).

Иные правовые акты (президентские указы и правительственные постановления) также подлежат обязательной официальной публикации (за исключением актов или их отдельных положений, содержащих сведения, которые составляют государственную тайну или носят кон- фиденциальный характер) в «Российской газете» или в «Собрании за- конодательства Российской Федерации» в течение 10 дней после дня подписания. Нормативные указы Президента РФ вступают в силу в те- чение семи дней после дня их первого официального опубликования. Постановления Правительства РФ, затрагивающие права, свободы и обязанности граждан, а также устанавливающие правовой статус ор- ганизаций, вступают в силу по истечении семи дней после дня их пер- вого официального опубликования. Однако как в указах, так и в пра- вительственных постановлениях может предусматриваться и иной по- рядок вступления их в силу (например, со дня их подписания).

Необходимо учитывать, что до 1994 г. Законы РСФСР, а затем Рос- сийской Федерации официально публиковались в «Ведомостях Вер- ховного Совета РСФСР» («Ведомостях Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР», «Ведомостях Съезда народ- ных депутатов РФ и Верховного Совета РФ»), а также в «Российской газете». Указы Президента РФ в данный период официально публико- вались сначала в названных «Ведомостях», а в 1992–1993 гг. – в «Соб- рании актов Президента и Правительства РФ» и также в «Российской газете». Правительственные постановления в это время официально публиковались в «Собрании постановлений Правительства РСФСР», затем – в указанном «Собрании актов».

В связи с сохранением действия на российской территории ряда ак- тов бывшего Союза ССР (или их отдельных разделов и норм), а также в связи с тем, что ими регулируются возникшие ранее отношения, по- является необходимость использовать их официальный текст, а так- же определять момент вступления их в силу. Следует иметь в виду, что официальная публикация законов Союза ССР и актов, имеющих си- лу закона, проводилась в «Ведомостях Верховного Совета СССР» (или

«Ведомостях Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР»), а также в газете «Известия»; постановлений Совета Мини- стров СССР – в «Собрании постановлений Правительства СССР» (СП СССР); актов министерств и ведомств СССР – в «Бюллетене нор- мативных актов министерств и ведомств СССР».

Нормативные правовые акты федеральных органов исполни- тельной власти подлежат не только официальному опубликованию, но во многих случаях и государственной регистрации в Министерст- ве юстиции РФ. Затем в срок не позднее 10 дней после дня регистра- ции они должны быть опубликованы в «Российской газете» либо так- же в «Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполни- тельной власти». Официальному опубликованию не подлежат только те ведомственные акты или их отдельные положения, которые содер- жат сведения, составляющие государственную тайну или имеющие конфиденциальный характер. По истечении 10 дней после дня офи- циального опубликования они вступают в силу. Таким образом, воз- можность применения неопубликованных или противоречащих зако- ну ведомственных нормативных актов исключается.

Акты гражданского законодательства обычно прекращают свое действие и теряют юридическую силу либо в результате их непосредственной отмены вновь принятыми актами, либо при наступлении прямо указанного в них обстоятельства (как правило, принятия но- вого акта, причем более высокого уровня, что характерно для подза- конных нормативных актов).

Для многих законов последнего времени, к сожалению, характер- ным стало отсутствие правил об отмене или изменении ранее действовавших норм. В этом случае следует исходить из того, что вновь принятый нормативный акт по общему правилу погашает полно- стью или в соответствующей части действие ранее принятого по это- му же поводу акта такой же или более низкой юридической силы (например, правила нового закона парализуют действие соответствующих правил ранее принятых по этому вопросу законов и подза- конных актов).

Законом, однако, может быть установлено и иное положение. В частности, правило о необходимости соответствия ГК гражданско- правовых норм, содержащихся в других законах (п. 2 ст. 3 ГК), ука- зывает на необходимость руководствоваться нормами Кодекса даже при их коллизии нормам новых федеральных законов (если, разуме- ется, в Кодекс при этом не было внесено изменений, устраняющих такие коллизии).

2. Действие гражданского законодательства во времени

Гражданско-правовые нормативные акты, будучи федеральными, вступают в силу одновременно на всей территории Российской Фе- дерации. При этом по общему правилу они не имеют обратной си- лы и применяются лишь к тем отношениям, которые возникли после введения акта в действие (п. 1 ст. 4 ГК).

Это традиционное для всякого развитого правопорядка положение знает, однако, и ряд необходимых исключений. Прежде всего сам гра- жданский закон может предусмотреть распространение своего действия и на отношения, возникшие до вступления его в силу. Так, Закон о введении в действие части второй ГК (ст. 12) распространил действие новых правил о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью граждани- на (в том числе повышающих объем возмещения), на случаи причинения такого вреда, происшедшие за три года до вступления в силу соответст- вующих правил Кодекса (если указанный вред остался невозмещенным). Этот же Закон (ст. 11) распространил действие новых правил об охране прав и интересов вкладчиков на отношения, связанные с привлечением денежных средств во вклады, также возникшие до принятия части вто- рой ГК (и сохранившиеся на момент введения его в действие).

Едва ли, однако, можно согласиться с распространением данного положения на действие подзаконных актов. Представляется, что по- следние в принципе не должны содержать указаний о придании им обратной силы, если только такая возможность не основана на пря- мом указании закона.

Другая ситуация связана с длящимся характером многих гражданских правоотношений. Если, например, закон изменил продолжительность давностного срока по какому-либо требованию, возникшему до введения его в действие, но предъявленному в суд после этого момента, то какой срок – старый или новый – должен применяться в этом случае (разумеется, при отсутствии специальных прямых указаний закона на этот счет)? В соответствии с общим правилом п. 2 ст. 4 ГК новый закон применяется к правам и обязанностям, которые возникли хотя и после введения его в действие, но на основе существовавших до этого момента правоот- ношений. Следовательно, требование, предъявленное в суд после введе- ния в действие нового закона, подпадает под действие новых давностных сроков, хотя его основой и служит ранее возникшее правоотношение1.

Особые правила предусмотрены для договоров, заключенных до вве- дения в действие нового закона (устанавливающего в этом отношении обязательные, императивные предписания), но исполняемых после этого момента. С тем чтобы обеспечить точное, надлежащее исполнение взятых на себя сторонами договора обязательств, отражающее важнейший принцип договорного права, закон сохраняет здесь силу за условиями ранее заключенного договора (п. 2 ст. 4 и п. 2 ст. 422 ГК), несмотря на их противоречие новым императивным правилам. Тем самым в сущности как бы продлевается действие старого, ранее действовавшего законода- тельства, на котором основывались условия заключенных договоров.

Конечно, в новом законе может быть прямо предусмотрено распро- странение его действия и на отношения, вытекающие из ранее заклю- ченных договоров. Например, Закон о введении в действие части вто- рой ГК РФ в ч. 1 ст. 8 распространил действие правил Кодекса об основаниях, последствиях и порядке расторжения договоров отдельных видов на все действующие договоры независимо от даты их заключе- ния. В этом случае общее правило п. 2 ст. 422 ГК не применяется.

3. Действие гражданского законодательства в пространстве и по кругу лиц

Как уже отмечалось, федеральный характер гражданского законо- дательства предопределяет его действие на всей территории Россий- ской Федерации. Ограничение территориального действия правил, регулирующих имущественный оборот, может вводиться лишь феде- ральным законом и только в случаях, когда это необходимо для обес- печения безопасности государства, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (абз. 2 п. 3 ст. 1 ГК).

Правила гражданского законодательства распространяются на со- ответствующие отношения российских субъектов гражданского права:

граждан, юридических лиц и публично-правовых образований. Вместе с тем они применяются также к гражданским правоотношениям с учас- тием иностранцев, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом (абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК). В частности, при определенных условиях они могут применяться к до- говорам российских субъектов права с иностранными контрагентами. Условия и порядок такого применения регулируются нормами меж- дународного частного права (см. разд. VI ГК).

Федеральный закон сам может установить ограничения сферы своего применения определенным кругом лиц. Так, Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»1 (далее – Закон об акционерных обществах) до определенного им момента не распространяет действие ряда своих правил на акционерные общест- ва, созданные в результате приватизации государственных и муници- пальных предприятий (абз. 2 п. 5 ст. 1).

Изложенные положения в целом применимы и к действию подзаконных нормативных актов, содержащих нормы гражданского права.

4. Применение гражданского законодательства по аналогии

Широта и сложность регулируемых гражданским правом отно- шений могут вызвать к жизни ситуации, прямо не урегулированные гражданско-правовыми нормами. Такой пробел, не восполняемый ни условиями заключенного договора, ни обычаями делового оборота, устраняется с помощью аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК). Аналогия закона выражается в том, что к соответствующим отношениям применя- ются нормы гражданского законодательства, регулирующего сходные отношения. Она допустима при наличии определенных условий:

• во-первых, существование пробела в законодательстве, не воспол- няемого с помощью предусмотренных законом средств, включая обычаи имущественного оборота;

• во-вторых, наличие законодательного регулирования сходных отношений. Так, «трастовые операции» банков до принятия специальных правил о договоре доверительного управления имуществом факти- чески регулировались нормами о сходных договорах – поручения и комиссии, которые и применялись к «трастовым договорам» при отсутствии в них каких-либо необходимых условий;

• в-третьих, применение аналогичного закона к регулируемым отно- шениям не должно противоречить их существу. Нельзя, например,применять общие положения о сделках к большинству личных не- имущественных отношений.

Не является аналогией закона отсылка к регламентации сход- ных отношений, установленная законодательным порядком, напри- мер, распространение правил о статусе обществ с ограниченной от- ветственностью на общества с дополнительной ответственностью (п. 3 ст. 95 ГК). Ведь здесь речь идет не о пробеле в законе, а об особом юри- дико-техническом приеме, способе регулирования.

При отсутствии сходного правового регулирования для конкретного отношения может использоваться аналогия права (п. 2 ст. 6 ГК). Смысл ее состоит в определении прав и обязанностей сторон правоотношения на основе не конкретных правовых норм, а общих начал и смысла граждан- ского законодательства, а также требований добросовестности, разумно- сти и справедливости. Под общими началами гражданского законодатель- ства следует понимать основные принципы гражданско-правового регу- лирования, а под его смыслом – отраслевые особенности, определяемые спецификой предмета и метода гражданского (частного) права. Критерии добросовестности, разумности и справедливости обычно применяются в негативном смысле: имея в виду, что решение, соответствующее началам и смыслу гражданского законодательства, не должно быть вместе с тем «недобросовестным», «неразумным» или «несправедливым».

Таким образом, аналогия права допустима при наличии пробела в законе, невосполнимого с помощью аналогии закона (т.е. при отсут- ствии нормы, регулирующей сходные отношения), а также с соблю- дением названных выше критериев. При этом реальное применение аналогии права в судебной практике является достаточно редким, ис- ключительным случаем.

Следует подчеркнуть, что правила об аналогии закона и аналогии пра- ва используются в гражданском праве только при применении законода- тельства в строгом смысле слова, т.е. федеральных законов. Они не могут распространяться на действие подзаконных нормативных актов, а имею- щиеся в них пробелы не могут восполняться подобным образом.

5. Толкование гражданско-правовых норм

При применении конкретной нормы гражданского права необхо- димо четко уяснить ее смысл и содержание. Этому служат различные приемы (способы) толкования ее текста, помогающие устранить возникшие неясности в его понимании. К их числу относятся граммати- ческое, логическое, систематическое и историческое толкование. Дан- ные способы толкования являются общими для норм любой отрас- левой принадлежности, а потому подробно изучаются в курсе теории государства и права. При применении норм гражданского права к ним приходится прибегать наиболее часто в силу обширности и сложности содержания самого гражданского законодательства.

Толкование гражданско-правовых норм может быть обязатель- ным в случаях, когда его дает государственный орган, который либо сам принял соответствующий акт, либо имеет компетенцию по разъ- яснению содержания такого акта или актов (легальное толкование). Так, пленумы высших судебных органов вправе давать разъяснения по вопросам судебной практики, содержащие обязательное для су- дов толкование действующего законодательства. Поскольку легальное толкование обязательно, оно по сути создает новую норму пра- ва, причем действующую с обратной силой. Толкование закона, ко- торое дает любой суд по конкретному делу, является обязательным лишь для данной ситуации и не имеет общеобязательного характера (ибо прецедент в отечественном правопорядке не является источником права).

Толкование законодательства, которое содержится в учебной и научной литературе, в том числе в специальных комментариях к зако-нам, является научным (доктринальным) и не имеет обязательной си- лы. Однако его авторитетность, основанная на проведенном научном анализе и знаниях авторов, может оказывать известное влияние на правотворческую и правоприменительную практику.

Нередко различают также буквальное (называемое иногда аутентическим), ограничительное и расширительное толкование норм в за- висимости от соотношения смысла и текста соответствующего правила. Подлинный смысл нормы в принципе должен совпадать с ее текстом, а при их расхождении предпочтение придется отдать тексту, а не намерениям законодателя. Уяснение смысла нормы путем «огра- ничительного» или «расширительного» толкования в действительности всегда сводится либо к логическому, либо к систематическому или иным известным способам толкования (или к их сочетанию). В связи с этим выделение названных выше способов толкования представля- ется не вполне обоснованным и даже опасным, ибо способно исказить прямую волю законодателя, выраженную в тексте закона. Поэтому «расширительное» толкование нормы закона во всяком случае не допускается, если она содержит либо исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых соответствующее правило получает приме- нение, либо исключение из общего правила.



назад



Закажите услугу у юриста

Ваши обращения конфиденциальны




Образцы заявлений

Законодательство