Чем мы можем Вам помочь?

Задать вопрос юристу


Решение суда об отказе в согласовании проведения заявленных публичных мероприятий № 2-2754/2014 ~ М-2280/2014


РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

20 мая 2015 года

Головинский районный суд города Москвы в составе:

председательствующего судьи Клейн И.М.,

при секретаре Мороз Е.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-2754/14 по заявлению ФИО3 об оспаривании решения <адрес>ной государственной Администрации <адрес> об отказе в согласовании проведения заявленных публичных мероприятий,

УСТАНОВИЛ:

ФИО3 В.И. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконным решение органа государственной власти – <адрес>ной государственной Администрации <адрес> – ФИО6Румянцева от <дата> об отказе в согласовании проведения заявленного мероприятия в форме шествия.

В обосновании заявленных требований ФИО3 В.И. ссылался на то, что <дата> было подано уведомление о проведении публичного мероприятии - шествия севастопольского гей-парада <дата>. <дата><адрес>ной государственной Администрации города ФИО7Румянцев уведомил об отказе в согласовании проведения заявленного мероприятия. Должностным лицом был нарушен порядок согласования публичных мероприятий в связи с не предоставлением заявителю предложения об изменении места и (или) времени проведения заявленного публичного мероприятия с указанием конкретного альтернативного места и (или) времени проведения шествия, адекватного его социально-политическому значению. Заявитель в своем уведомлении сообщал о готовности принять мотивированное предложение органа власти о переносе места и (или) времени проведения мероприятия в любое другое место или время, однако данное обстоятельство не повлияло на решение <адрес>ной государственной Администрации <адрес> в нарушении положений п.2 ч. 1 ст. 12 ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Заявитель ссылался на то, что <адрес> государственная Администрация <адрес> необоснованно посчитала заявленное шествие направленным на пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, т.к. целью проведения заявленного ФИО3 публичного мероприятия является привлечение внимания общества и власти к необходимости соблюдения гражданских прав лиц гомосексуальной ориентации, что направлено на воспитание толерантности и терпимости в обществе. В поданном уведомлении организатор указал, что участники не будут нарушать требования нравственности и, в частности, демонстрировать наготу и иные формы непристойностей. Защита прав данной категории граждан не может рассматриваться как нарушающая общественную нравственность, что подтверждается многочисленными решениями Европейского Суда по правам человека. Решение должностного лица является дискриминационным по признаку сексуальной ориентации участников публичного мероприятия и лиц, в поддержку которых планировалось его проведение. Данное решение заявитель считает незаконным, нарушающим право на свободу мысли и слова (ст.29 Конституции РФ), право на свободу собраний, предусмотренное ст. 31 Конституции РФ, ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Учитывая признание Российской Федерацией юрисдикции комитета по правам человека ООН по рассмотрению индивидуальных жалоб на нарушение прав, гарантированных Международным Пактом о гражданских и политических правах, и вытекающее из этого обязательство по недопущению аналогичных нарушений, принимая во внимание требования ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, Постановления Пленума ВС РФ от <дата>г. № «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», заявитель просит при решении вопроса об удовлетворении его заявления руководствоваться правовыми позициями, изложенными в рекомендации СМ/REC(2010)5Е, принятой Комитетом ФИО1 <дата>г. на 1081-м заседании представителей ФИО1, в том числе при участии РФ, о мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной и гендерной идентичности, в рекомендации № (1981), рекомендации № (1989), в рекомендации № (2000) Парламентской Ассамблеи, рекомендации № (2007) «О свободе собраний и выражение мнений для лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров», а также в заключительных замечаниях Комитета ООН по правам человека от <дата>г. относительно рассмотрения шестого периодического доклада РФ о соблюдении Международного пакта о гражданских и политических правах. Также заявитель ссылается на то, что решением Комитета ООН по правам человека от <дата>г. была удовлетворена жалоба Ирины Федотовой против РФ по делу о привлечении ее к административной ответственности по закону <адрес> о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. Заявитель просит принять во внимание постановление Европейского Суда по правам человека от <дата>г. по делу Алексеев против России(Alekseyev v.Russia, жалобы №№ 4916/07, 25924/08 и 14599/09, решение от <дата>г. вступило в силу <дата>г.), в котором Европейский Суд признал противоречащими Европейской конвенции, в частности нарушением ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод запреты правозащитных шествий и пикетирований в рамках Московских гей- парадов в 2006-2008г.г. с целью привлечения внимания к проблеме толерантности и соблюдения прав лиц гомосексуальной ориентации в России, напомнив при этом об обязанности государства обеспечивать безопасность во время проведения мирных публичных акций представителей сексуальных меньшинств. <дата><адрес> областного суда признал незаконными отказы Администрации <адрес> в согласовании проведения аналогичных публичных мероприятий, в том числе идентичного шествия Костромского гей-парада в поддержку толерантного отношения и соблюдения прав и свобод лиц гомосексуальной ориентации в России, планировавших в июне 2015г. <дата><адрес> областной суд в апелляционном определении также признавал незаконными отказы Администрации <адрес> в согласовании идентичного шествия гей-парада и двух митингов, проведение которых планировалось в марте 2015г. <дата><адрес> городской суд <адрес> признал незаконным отказ Администрации городского округа Химки в согласовании проведения идентичных публичных мероприятий (шествия и митинга), планировавшихся в день муниципальных выборов 14.10.2015г.

В судебном заседании представитель заявителя, заявитель ФИО3 В.И. заявленные требования поддержали.

Представитель заинтересованного лица <адрес>ной государственной Администрации <адрес>, а также заинтересованное лицо – <адрес>ной государственной Администрации города ФИО7Румянцев надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в судебное заседание не явились.

Выслушав объяснения представителя заявителя, заявителя ФИО8, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии с ч. 4 ст. 258 ГПК РФ суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены.

Право на свободу собраний закреплено в статье 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Данное право, как указывал Европейский Суд по правам человека, являясь основополагающим правом в демократическом обществе, тем не менее, в силу пункта 2 статьи 11 названной Конвенции может подлежать ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц (Постановление от <дата> по делу «Махмудов против Российской Федерации»). При этом государство должно воздерживаться от применения необоснованных косвенных ограничений этого права; должны иметься убедительные и неопровержимые доводы, оправдывающие вмешательство в это право.

Судом установлено, что <дата>г. ФИО3 было подано уведомление <адрес>ной государственной Администрации г.ФИО7Румянцеву о проведении публичного мероприятия в форме шествия – шествия Севастопольского гей-парада в поддержку толерантного отношения и соблюдения прав и свобод лиц гомосексуальной ориентации в России с целью привлечения внимания общества и власти к проблемам в области соблюдения прав человека лиц гомосексуальной ориентации, привлечения внимания общества и власти к существующей дискриминации лиц гомосексуальной ориентации, гомофобии (ненависти к сексуальным меньшинствам), фашизму и ксенофобии. Шествие должно было состояться <дата>г. с 17 до 19 часов в городе Севастополе от площади Ушакова по <адрес> бульвара с количеством участников до 200 человек. Организатор публичного мероприятия одновременно уведомил о готовности изменить место и (или) время проведения шествия по мотивированному предложению органа власти. Организатор и участники публичного мероприятия не будут нарушать нормы общественной нравственности, в том числе демонстрировать наготу и иные формы непристойности. (л.д.19-20).

<дата><адрес>ной государственной Администрации г.ФИО7Румянцевым был направлен ответ ФИО3, из которого усматривается, что его уведомление о проведении шествия <дата> с 17.00 до 19.00 часов по маршруту, указанному в уведомлении, рассмотрено. В данном ответе указано, что место проведения запланированного публичного мероприятия не может быть согласовано в связи с тем, что в непосредственной близости от площади Ушакова, <адрес>, Матросского бульвара находятся территории, прилегающие к зданиям судов: Хозяйственный суд <адрес>л.Советская. <адрес>), Апелляционный суд <адрес>), Апелляционный хозяйственный суд <адрес>), где запрещается проведение публичных мероприятий в силу положений ч. 2 ст. 8 ФЗ от <дата>г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

С <дата>г. проходит пасхальная неделя. Учитывая, что в месте проведения заявленного публичного мероприятия расположен Владимирский Собор, Храм ФИО2, которые посещают люди, поддерживающие традиционные семейные ценности, а в центральной части города, в том числе, в местах проведения шествия запланированы общегородские праздничные и памятные мероприятия, посвященные празднованию 70-летия освобождения <адрес> от немецко-фашистских захватчиков, годовщины Дня Победы в Великой Отечественной войне, в праздновании данных мероприятий примут участие ветераны, участники боевых действий, люди преклонного возраста, проведение публичного шествия, популяризирующего гей-культуру нецелесообразно.

<адрес>ной государственной Администрации г.ФИО7Румянцевым указано, что в непосредственной близости от маршрута проведения шествия расположены детские образовательные и дошкольные учреждения: Центральная детская библиотека им.ФИО9 (<адрес>), СШ № (<адрес>), Гимназия № им.ФИО10 (<адрес>), Дошкольное учреждение № (<адрес>), что в сопряжении с формой и целью публичного мероприятия, объективно свидетельствует о потенциальном вовлечении в его проведение неограниченного круга лиц, не являющихся прямыми участниками мероприятия, в том числе, несовершеннолетних лиц. Данные обстоятельства, в совокупности с информацией, содержащейся в уведомлении, дают основания предположить, что цели запланированного шествия нарушают запреты, предусмотренные пунктом 4 части 2 статьи 5 ФЗ от 29.12.2010г. № 436-ФЗ «О защите детей о информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», пунктом 1 статьи 14 ФЗ от 24.07.1998г. №124-ФЗ «об основных гарантиях прав ребенка в РФ» и ст. 6.21 «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» КРФоАП.(л.д.17-18)

Гарантированное Конституцией Российской Федерации, ее статьей 31, право граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование является одним из основополагающих и неотъемлемых элементов правового статуса личности в Российской Федерации как демократическом правовом государстве (статьи 1 и 64 Конституции Российской Федерации) и может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации).

Данные конституционные требования, как и требование о том, что осуществление названного права не должно нарушать права и свободы других лиц (статья 17, часть 3), по их смыслу во взаимосвязи с предписаниями статьи 18 Конституции Российской Федерации обращены не только к законодателю, но и к правоприменителям, в том числе судам.

Такой подход согласуется с общепризнанными принципами и нормами международного права, закрепленными в ряде международно-правовых документов, включая Всеобщую декларацию прав человека (пункт 1 статьи 20), а также Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 21 которого допускает введение тех обоснованных ограничений права на мирные собрания, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Согласно статье 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от <дата> каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государства.

В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится, в том числе, защита прав и свобод человека и гражданина; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности (статья 72 Конституции Российской Федерации).

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (часть 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

В целях обеспечения реализации установленного Конституцией Российской Федерации права граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования принят Федеральный закон от <дата> № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

Согласно пункту 7 статьи 2 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» уведомление о проведении публичного мероприятия - это документ, посредством которого органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органу местного самоуправления в порядке, установленном данным Федеральным законом, сообщается информация о проведении публичного мероприятия в целях обеспечения при его проведении безопасности и правопорядка.

В силу пункта 1 статьи 8 названного закона публичное мероприятие может проводиться в любых пригодных для целей данного мероприятия местах в случае, если его проведение не создает угрозы обрушения зданий и сооружений или иной угрозы безопасности участников данного публичного мероприятия. Условия запрета или ограничения проведения публичного мероприятия в отдельных местах могут быть конкретизированы федеральными законами.

В соответствии с частью 5 статьи 5 данного Федерального закона организатор публичного мероприятия не вправе проводить его, если уведомление о проведении публичного мероприятия не было подано в срок, либо если с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления не было согласовано изменение по их мотивированному предложению места и (или) времени проведения публичного мероприятия.

Таким образом, федеральное законодательство предусматривает основания, при наличии которых организатор не вправе проводить публичное мероприятие в заявленном месте и (или) времени проведения публичного мероприятия, а равно гарантирует правомочие органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации предложить организатору публичного мероприятия изменить место и (или) время его проведения; при этом, такое предложение органа исполнительной власти должно быть мотивированным и вызываться либо необходимостью сохранения нормального и бесперебойного функционирования жизненно важных объектов коммунальной или транспортной инфраструктуры, либо необходимостью поддержания общественного порядка, обеспечения безопасности граждан (как участников публичного мероприятия, так и лиц, которые могут находиться в месте его проведения в определенное для этого время), либо иными подобными причинами.

Статья 1 названного Федерального закона от <дата> № 54-ФЗ определяет, что в случаях, предусмотренных этим Федеральным законом, нормативные правовые акты, касающиеся обеспечения условий проведения собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований, издают Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, принимают и издают органы государственной власти субъектов Российской Федерации.

Как установлено в судебном заседании, <дата>г. совпадало с празднованием религиозного праздника «Пасха», а также празднованием 70-летия освобождения <адрес> от немецко-фашистских захватчиков.

Суд, исследовав заявленный маршрут, соглашается с утверждениями, содержащимися в ответе <адрес>ной государственной Администрации г.ФИО7Румянцева относительно невозможности проведения мероприятия именно по данному маршруту в избранное время, поскольку факты проведения праздничных гуляний и расположения мест отдыха жителей города, в том числе с детьми, объектов детских образовательных учреждений, зданий судов, на основании части 1 статьи 61 ГПК РФ не нуждаются в доказывании.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 8 ФЗ от <дата>г. №54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» публичные мероприятия не проводятся на территориях, непосредственно прилегающих к резиденциям Президента Российской Федерации, к зданиям, занимаемым судами, к территориям и зданиям учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

На основании пункта 3 статьи 16 Федерального закона от <дата> N 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" информационная продукция, запрещенная для детей, не допускается к распространению в предназначенных для детей образовательных организациях, детских медицинских, санаторно-курортных, физкультурно-спортивных организациях, организациях культуры, организациях отдыха и оздоровления детей или на расстоянии менее чем сто метров от границ территорий указанных организаций.

К такой информационной продукции для детей, не достигших 16-летнего возраста, то есть запрещенной к распространению вблизи учреждений культуры, статьи 7, 8, 9, 10 указанного Федерального закона относят информацию, эксплуатирующую интерес к сексу.

В силу пункта 1 статьи 14 Федерального закона от <дата> N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" органы государственной власти Российской Федерации обязаны принимать меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию, то есть целью государственной политики в интересах детей является, в том числе защита детей от факторов, негативно влияющих на их интеллектуальное, духовное и нравственное развитие.

Таким образом, приведенные положения Закона фактически направлены на создание препятствий для распространения информации, способной сформировать искаженные представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений, среди лиц, лишенных в силу возраста возможности самостоятельно критически оценить такую информацию.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от <дата> N 12-П "По делу о проверке конституционности положений части 2 статьи 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" в связи с жалобой гражданина ФИО11", исходя из провозглашенной в преамбуле Конституции Российской Федерации цели утверждения гражданского мира и согласия и учитывая, что в силу своей природы публичные мероприятия (собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование) могут затрагивать права и законные интересы широкого круга лиц - как участников публичных мероприятий, так и лиц, в них непосредственно не участвующих, - государственная защита гарантируется только праву на проведение мирных публичных мероприятий, которое, тем не менее, может быть ограничено федеральным законом в соответствии с критериями, предопределяемыми требованиями статей 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, на основе принципа юридического равенства и вытекающего из него принципа соразмерности, т.е. в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Такой подход согласуется с общепризнанными принципами и нормами международного права, в том числе закрепленными во Всеобщей декларации прав человека, согласно пункту 1 статьи 20 которой каждый человек имеет право на свободу мирных собраний, и в Международном пакте о гражданских и политических правах, статья 21 которого, признавая право на мирные собрания, допускает введение обоснованных ограничений данного права, налагаемых в соответствии с законом и необходимых в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Из материалов дела следует, что целью шествия, место проведения которого не было согласовано заявителю, являлись с целью привлечения внимания общества и власти к проблемам в области соблюдения прав человека лиц гомосексуальной ориентации, привлечения внимания общества и власти к существующей дискриминации лиц гомосексуальной ориентации, гомофобии (ненависти к сексуальным меньшинствам), фашизму и ксенофобии.

Как видно из уведомления о проведении публичного мероприятия, поданного ФИО3, в шествии планировалось участие 200 человек.

Оценивая указанные обстоятельства дела, на основании приведенных выше правовых норм, суд приходит к выводу о том, что попытка участников планируемого шествия призвать к толерантности по отношению к сексуальным меньшинствам, фашизму и ксенофобии, в местах традиционного отдыха горожан с детьми, нарушают запреты, предусмотренные законодательством РФ.

Положения Федерального закона от <дата> N 54-ФЗ (ред. от 08.06.2015) "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" устанавливают, что целью публичного мероприятия является свободное выражение и формирование мнений, а также выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики.

Согласно ч. 2 ст. 12 названного Закона в случае, если информация, содержащаяся в тексте уведомления о проведении публичного мероприятия, и иные данные дают основания предположить, что цели запланированного публичного мероприятия и формы его проведения не соответствуют положениям Конституции Российской Федерации и (или) нарушают запреты, предусмотренные законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях или уголовным законодательством Российской Федерации, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления незамедлительно доводит до сведения организатора публичного мероприятия письменное мотивированное предупреждение о том, что организатор, а также иные участники публичного мероприятия в случае указанных несоответствия и (или) нарушения при проведении такого мероприятия могут быть привлечены к ответственности в установленном порядке.

Данные нормы права обязывают органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органы местного самоуправления не согласовывать проведение публичного мероприятия до устранения организатором такого мероприятия несоответствия указанных в уведомлении целей действующим законодательным запретам.

Доводы заявления о том, что оспариваемое решение не основано на праве, является дискриминационным по признаку сексуальной ориентации, противоречит нормам международного права и прецедентной практике Европейского Суда по правам человека, суд признает несостоятельными.

При осуществлении деятельности в области образования ребенка в семье или в организации, осуществляющей образовательную деятельность, не могут ущемляться права ребенка (п. 1 ст. 9 того же Федерального закона).

Свобода собраний в интерпретации заявителя, изложенной в заявлении, означает отсутствие каких-либо запретов, что не соответствует положениям ст. 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, устанавливающей, что пользование правом на мирные собрания не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Разрешая спор, суд, в силу критериев, вытекающих из статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, оценивает обжалуемое решение органа публичной власти с точки зрения его правомерности и обоснованности, с тем, чтобы в данном конкретном случае не допустить несоразмерного ограничения права, гарантируемого статьей 31 Конституции Российской Федерации.

Реализация права на свободу собраний должно производиться, в том числе, и с учетом таких категорий, как целесообразность, разумность, необходимость, соразмерность. Этим критериям оспариваемое решение <адрес>ной государственной Администрации <адрес> отвечает.

Оценив собранные по делу доказательства, полномочия должностного лица, подписавшего ответы, в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что оспариваемое заявителем решение, произведено в соответствии с действующим законодательством, в рамках предоставленных полномочий, при этом права и свободы заявителя этим решением нарушены не были.

В связи с изложенным, суд признает заявление ФИО3 в полном объеме заявленных требований необоснованным и не подлежащим удовлетворению.

Руководствуясь статьями 194-199, 258 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

В удовлетворении заявления ФИО3 об оспаривании решения решение <адрес>ной государственной Администрации <адрес> об отказе в согласовании проведения заявленных публичных мероприятий - отказать.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Московский городской суд через Головинский районный суд <адрес> в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья



назад



Закажите услугу у юриста

Ваши обращения конфиденциальны!


Закажите услугу у юриста

Ваши обращения конфиденциальны!


+


Образцы заявлений

Законодательство