Чем мы можем Вам помочь?

Задать вопрос юристу


Судья-волокитчик из АСГМ не смог оправдать нарушения высокой нагрузкой

ККС лишила судью АСГМ мантии за волокиту, попытку скрыть неудовлетворительные показатели работы и прогулы. На заседании Дисциплинарной коллегии Верховного суда РФ судья ссылался на высокую нагрузку и неукомплектованность аппарата, а прогулы и вовсе отрицал. ВС снял с экс-служителя Фемиды часть обвинений, но мантию не вернул.

Виталий Зубарев стал судьей АСГМ в июле 2005 года, а через три года, в ноябре 2008-го, его полномочия были продлены на неограниченный срок. Судья специализировался на рассмотрении споров по лизингу и инвестиционным контрактам. 19 ноября прошлого года ККС Москвы лишила Зубарева полномочий по представлению председателя московского арбитража Сергея Чучи. Тот просил привлечь подчиненного к дисциплинарной ответственности за "нарушения арбитражно-процессуального законодательства, ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей, игнорирование прав и законных интересов участников процесса, сознательное пренебрежение интересами правосудия, подрыв доверия общества к судейской профессии и грубые, систематические нарушения трудовой дисциплины".
Волокита во всем
В представлении говорилось, что на судью неоднократно поступали жалобы от сторон по делам, которые он рассматривал. Результаты служебных проверок в августе и сентябре 2015 года подтвердили то, о чем в них говорилось: Зубарев оказался волокитчиком. Причем нарушения сроков он допускал во всем: от принятия заявлений к производству до направления жалоб в суды апелляционной и кассационной инстанций и выдачи исполнительных листов.
Так, с нарушениями сроков были приняты к производству 82 иска, в 59 случаях стороны были несвоевременно извещены об этом (причем по одному делу задержка составила 214 дней). По 136 делам судья затянул с изготовлением решений в полном объеме, в 114 случаях – с опозданием направил итоговые акты по делу участникам процесса, а также не вовремя выдал исполнительные листы по 191 решению, вступившему в законную силу (самая длительная просрочка составила 1 год). Кроме того, Зубарев "забывал" публиковать акты по делу в ПК "Судебное арбитражное делопроизводство" (САД). Так, например, в программном комплексе отсутствовала информация о направлении сторонам определений о принятии искового заявления к производству по 6 делам, по 8 – не были вовремя прикреплены судебные решения. По 185 делам не было данных о том, что сторонам направлена их копия решения суда, по 101 – что был выдан исполнительный лист. Из 313 апелляционных жалоб, которые поступили к судье с 14 января по 14 сентября 2015 года, 200 были направлены в апелляцию с нарушением сроков, такая же ситуация складывалась и с кассационными жалобами – 54 из 94 были переданы в кассацию не вовремя.Также в представлении было сказано, что судья пытался скрыть нарушения и улучшить статистику, указывая в данных оперативной отчетности совсем иные цифры, что "свидетельствует об искусственном искажении качественных показателей работы".
Что любопытно, на нарушение процессуальных сроков стороны жаловались не только в АСГМ. Так, например, слишком долго публиковался в КАД полный текст решения Зубарева по делу № А40-161288/2013. Судья огласил его 29 мая 2014 года, а опубликовал только 11 июля. Именно на эту дату ориентировался ответчик, проигравший дело, подавая апелляционную жалобу, однако 9-й ААС прекратил производство по делу, указав, что заявитель пропустил месячный срок на обжалование. Заявление о восстановлении срока было оставлено без удовлетворения, поскольку ответчик знал дату рассмотрения дела по существу, и поздняя публикация судебного акта в КАД никак не мешала реализации его права на обжалование вынесенного решения. Кассационная коллегия АС МО все выводы 9-го ААС поддержала, оставив его постановление в силе, но экономколлегия ВС с этим не согласилась (см. "ВС: Поздняя публикация судебного акта в КАД позволяет восстановить срок на обжалование").
Еще одним "пунктом обвинения" было то, что Зубарев не присутствовал в здании суда в рабочее время. Согласно данным технической службы, АСГМ, которая отслеживает перемещения сотрудников по их электронным пропускам, в феврале-августе 2015 года он в общей сложности прогулял 36 дней, не представив документы, объясняющие причины отсутствия. Заседания, назначенные на 12 февраля и 26 марта, пришлось перенести, поскольку судья на них не явился. Определения об отложении слушаний должен был подписать председатель судебного состава Андрей Гречишкин, который пояснил в служебной записке, что этого не делал. Однако на одних документах стояла якобы подпись Гречишкина, а другие, как он сам объяснил, "машинально", подписывал Зубарев, хотя достаточными полномочиями для этого не обладал.
ККС сочла факты волокиты и прогулов доказанными и оставила судью без мантии, с чем тот не согласился, пожаловавшись в Дисциплинарную коллегию ВС РФ (дело № ДК15-85).
Не прогуливал, но волокитил
В своей жалобе бывший судья не отрицал, что затягивал сроки изготовления, публикации и направления сторонам судебных актов, направления исполнительных листов и жалоб. Однако, говорил Зубарев, задержки происходили по объективным причинам: из-за большого объема поступающих исков и дел, уже находящихся в производстве, а также неукомплектованности аппарата. Говорил он и о том, что никакой фальсификации показателей своей работы не допускал. А "возможные расхождения" между данными оперативной отчётности и цифрами статистики в электронной системе суда объяснял тем, что из-за большого документооборота он не всегда мог контролировать своевременное внесение данных.
Подробно проанализировав показатели работы судьи, Дисциплинарная коллегия под председательством Сергея Рудакова сочла, что ККС обоснованно пришла к выводу о том, что Зубарев волокитил, а потом пытался это скрыть, исказив свои показатели в статистическом отчёте о работе судебного отделения. Его объяснения судей ВС не убедили, поскольку штат аппарата был полностью укомплектован, а оснований считать, что служебная нагрузка изгнанного из профессии значительно превышала нагрузку других судей АСГМ, не имелось.
Якобы допущенные им прогулы, по словам Зубарева, ничем не доказаны. Иногда он проходил в суд по чужому пропуску, а в некоторые из дней отсутствовал в течение 2–2,5 часов, но по согласованию с председателем судебного состава. Знал Гречишкин и о том, что 12 февраля и 26 марта судья пропустил рабочие дни по болезни, в первом случае он остался дома с разрешения руководителя, во втором даже смог предъявить листок нетрудоспособности. Признал он лишь то, что несколько раз по ошибке подписал вместо Гречишкина определения об отложении дела, не посмотрев, на каком документе из стопки, принесенной секретарем, ставит подпись.
ДК признала, что 26 марта Зубарева не было на работе по уважительной причине. Вместе с тем она указала, что факт отсутствия судьи на работе в течение 36 дней не может подтверждаться лишь данными системы, фиксирующей использование электронного пропуска. Ведь согласно табелю учета рабочего времени, в эти дни Зубарев был в суде. "В справке о проверке деятельности судьи Зубарева, которая положена в основу решения квалификационной коллегии, не содержится категоричного вывода о его отсутствии на рабочем месте без уважительных причин, отмечено лишь, что в указанные дни он мог не присутствовать в здании суда. На основании каких данных квалификационная коллегия пришла к иному выводу, указав, что он, в нарушение трудового распорядка, отсутствовал на работе, в решении не отражено", говорится в решении ДК.
Что же касается подписанных им определений, здесь ситуация оказалась сложнее. Всего таких документов оказалось 112. На каждом стояла подпись "либо с подражанием подписи председателя судебного состава Гречишкина, либо с визуальным несоответствием [его] подписи". Сам Гречишкин дважды писал на имя председателя суда служебные записки, в которых утверждал, что ни одно из определений не подписывал. Часть из них подписей не содержат, часть ошибочно подписал Зубарев, а вот кто подписывал размещенные в САД акты вместо Гречишкина – так и осталось загадкой.
От части обвинений экс-судье удалось отбиться, однако мантию ему это не вернуло. "Недоказанность фактов указанных нарушений не может служить основанием отмены решения квалификационной коллегии судей города Москвы о наложении на Зубарева дисциплинарного взыскания, поскольку установлены другие, изложенные выше нарушения, свидетельствующие о совершении им дисциплинарного проступка", указывает ВС в акте, оставляющем в силе решение ККС.
Волокита – одно из самых частых нарушений, из-за которых судьи остаются без мантии. Так, например, в ноябре 2015 года по представлению председателя Пермского арбитража Виталия Фофанова региональная ККС прекратила полномочия судьи Ольги Щеголихиной, по совпадению назначенной на судейский пост в тот же день, что и Зубарев. Ей вменялись те же нарушения: несвоевременное изготовление, публикация и отправка судебных актов, которые за 10 лет судейского стажа стали "хроническими". Как и Зубареву, ДК ей мантию не вернула (см. "Мантия не выдержала десять лет волокиты"), теперь Щеголихина обжалует это решение. Зубарев также подал жалобу на решение ДК, Апелляционная коллегия планирует рассмотреть ее 12 мая.


назад



Закажите услугу у юриста

Ваши обращения конфиденциальны!




Образцы заявлений

Законодательство