Чем мы можем Вам помочь?

Задать вопрос юристу


Обзор арбитражной практики по спорам между хозяйствующими субъектами и органами миграционной службы

2018-03-29

Неотъемлемой частью какой бы то ни было организации как коммерческой, так и не некоммерческой являются ее трудовые ресурсы. Успех становления и последующего развития хозяйствующего субъекта, несомненно, зависит от квалификации его сотрудников. Зачастую крупнейшие организации ввиду отсутствия определенных кадров в своем отечестве или из-за отсутствия их надлежащей квалификации и опыта работы в больших сложных проектах приглашают из-за рубежа нужных им специалистов. При этом, обеспечивая себя необходимыми кадрами, хозяйствующий субъект должен позаботиться и о надлежащем правовом оформлении их присутствия на территории Российской Федерации, то есть гарантировать соблюдение миграционного законодательства. контроль в области миграционного законодательства и миграционных потоков осуществляется Федеральной миграционной службой (далее - ФМС России), а также подведомственными ей территориальными подразделениями.

ФМС, в соответствии с Положением, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 13 июля 2012 г. N 711, является федеральным органом исполнительной власти, основными функциями которого являются выработка и реализация государственной политики и нормативно-правовое регулирование в сфере миграции, контроль (надзор) и предоставление (исполнение) государственных услуг (функций) в сфере миграции. ФМС России осуществляет названные функции непосредственно, а также через свои территориальные органы на окружном, межрегиональном уровнях и в субъектах Российской Федерации.
Далее в статье будет рассматриваться судебная арбитражная практика, которая сложилась по наиболее распространенным административным нарушениям ввиду несоблюдения хозяйствующими субъектами миграционного законодательства РФ.
Очень полезным для формирования судебной арбитражной практики стало дело N А33-10162/2012. Рассмотренные в нем вопросы стали причиной для обращения одной из сторон судебного спора в Конституционный Суд РФ. Это, в свою очередь, привело к сформированию важных положений, учет которых позволяет исключить многие судебные ошибки и коллизии. Так, в Конституционном Суде РФ была рассмотрена жалоба ООО "РегионАвтоТранс-Красноярск 5", в которой обществом оспаривалась конституционность части 3 статьи 18.9 КоАП РФ.
Из имеющихся у суда материалов следует, что в результате проведенной органами миграционной службы внеплановой выездной проверки соблюдения миграционного законодательства Российской Федерации был установлен факт предоставления транспортного средства в целях осуществления трудовой деятельности иностранному гражданину, находящемуся на территории России в нарушение установленного законодательством порядка пребывания. По результатам проведенной проверки общество привлечено к административной ответственности. В своей жалобе хозяйствующий субъект указывал, что является малым предприятием и оспариваемое положение законодательства, устанавливающее минимальный размер административного штрафа для юридических лиц, не предусматривает при этом назначение наказания ниже низшего предела соответствующей административной санкции. Такое положение административного законодательства не может в полной мере учитывать характер совершенного административного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, а также иные имеющие значение для дела существенные обстоятельства и тем самым не обеспечивает назначение справедливого и соразмерного наказания, а это, в свою очередь, не соответствует ряду статей Конституции РФ.
Рассмотрев жалобу и отправив спорный акт на пересмотр, Конституционный Суд РФ в своем Определении от 03.04.2014 N 650-О указал: "Федеральному законодателю надлежит исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации... внести в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях изменения, которые позволят применять к юридическим лицам за административные правонарушения справедливые и соразмерные характеру совершенного административного правонарушения, степени вины юридического лица, его имущественному и финансовому положению, а также иным имеющим существенное значение для индивидуализации административной ответственности обстоятельствам административные наказания;
впредь до внесения в КоАП РФ надлежащих изменений размер административного штрафа, назначаемого юридическим лицам, совершившим административные правонарушения, минимальный размер административного штрафа за которые установлен в сумме ста тысяч рублей и более, может быть снижен судом ниже низшего предела, предусмотренного для юридических лиц соответствующей административной санкцией, на основе требований Конституции РФ и правовых позиций Конституционного Суда РФ".
Далее, на что стоит обратить внимание, это то, что в целях оптимизации и сокращения своих расходов хозяйствующие субъекты порой не задумываются об административной ответственности, привлекая к труду иностранных граждан или лиц без гражданства в отсутствие у последних разрешения на работу или патента, если таковые необходимы в соответствии с российским законодательством - часть 1 статьи 18.15 КоАП РФ.
Хотя в судебной практике есть случаи, когда при явных нарушениях миграционного законодательства хозяйствующий субъект не несет административной ответственности. Подобное возможно в ситуации, когда со стороны органа миграционной службы допускаются серьезные нарушения процедуры привлечения к административной ответственности.
Так, в одном из судебных дел (N А03-5745/2013), впоследствии рассмотренном ФАС Западно-Сибирского округа, индивидуальный предприниматель оспаривал постановление Управления Федеральной миграционной службы по Алтайскому краю о привлечении его к административной ответственности по части 1 статьи 18.15 КоАП РФ в виде штрафа в размере 250000 рублей.
Из материалов дела следовало, что основанием для привлечения предпринимателя к ответственности послужил установленный в ходе проверки факт незаконного привлечения к трудовой деятельности гражданина Республики Узбекистан, который не имел разрешения на осуществление трудовой деятельности на территории Российской Федерации.
Не согласившись с позицией административного органа, предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании постановления миграционной службы незаконным, требуя его отмены.
Принимая во внимание доводы хозяйствующего субъекта, арбитражные суды в своих судебных актах руководствовались следующим: "В соответствии с частью 1 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.
Следовательно, вменяя индивидуальному предпринимателю нарушение части 1 статьи 18.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, УФМС по Алтайскому краю обязано доказать факт привлечения указанным предпринимателем к трудовой деятельности либо допуска к труду иным образом в его интересах иностранного гражданина.
Исследовав материалы дела, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что административным органом не доказано наличие в действиях индивидуального предпринимателя объективной стороны вменяемого административного правонарушения.
...в момент проведения проверки иностранный гражданин так и не смог указать, у кого он именно работает и кто принял его на эту работу.
При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций правильно применили в рассматриваемых правоотношениях нормы материального права и обоснованно удовлетворили требования заявителя о признании незаконным и отмене оспариваемого постановления".
В части 2 этой же статьи 18.15 КоАП РФ установлена административная ответственность в случае привлечения к трудовой деятельности лица без гражданства или иностранного гражданина без получения хозяйствующим субъектом в установленном законом порядке разрешения на такое привлечение и использование таких работников.
При этом в Постановлении Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" указано, что "при рассмотрении дел об оспаривании постановлений административных органов о привлечении к административной ответственности лиц за совершение правонарушений, установленных частями 1 и 2 статьи 18.15 КоАП РФ, судам необходимо принимать во внимание, что статьей 61 Трудового кодекса Российской Федерации различаются день заключения договора и день, когда работник обязан приступить к выполнению своих трудовых обязанностей.
Таким образом, заключение трудового договора с иностранным гражданином или лицом без гражданства само по себе не является привлечением иностранного гражданина или лица без гражданства к трудовой деятельности и не образует состава административного правонарушения.
Противоправным является привлечение к трудовой деятельности, осуществляемое в виде фактического допуска конкретного иностранного гражданина или лица без гражданства в какой-либо форме к выполнению работ, оказанию услуг без соответствующего разрешения.
При этом срок привлечения к административной ответственности за указанное правонарушение исчисляется с момента обнаружения такого правонарушения или, если привлечение этого конкретного иностранного гражданина либо лица без гражданства прекращено на момент обнаружения, - с последнего дня, когда правонарушение совершалось".
Далее в Постановлении Высшего Арбитражного Суда РФ содержится разъяснение, каким образом нужно учитывать положения, закрепленные частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ, в которой установлена ответственность за неуведомление органов миграционной службы и ряда других органов исполнительной власти о привлечении иностранного гражданина или лица без гражданства к трудовой деятельности на территории Российской Федерации, о расторжении трудового договора или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) с иностранным работником или о предоставлении ему отпуска без сохранения заработной платы продолжительностью более одного календарного месяца в течение года, если такое уведомление требуется в соответствии с российским законодательством. Административная ответственность по названной норме также наступает для хозяйствующего субъекта, если им было допущено нарушение порядка или формы такого уведомления.
"Судам следует учитывать, что частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ устанавливается ответственность за неуведомление миграционного органа, а не за уведомление его с нарушением срока.
С учетом этого составом данного нарушения охватываются лишь случаи, когда на момент выявления административного правонарушения лицо не уведомило миграционный орган о привлечении к трудовой деятельности иностранного гражданина или лица без гражданства".
В качестве примера приведем дело N А40-67993/12-121-643. В нем юридическое лицо, обращаясь в ФАС Московского округа, обжаловало судебные акты арбитражных судов первой и апелляционной инстанций. В своей жалобе хозяйствующий субъект указывал на несоответствие выводов суда первой и апелляционной инстанций фактическим обстоятельствам дела, а также на неверное применение судами норм материального права, поскольку часть 3 статьи 18.15 КоАП РФ применена не в соответствии с тем толкованием, которое дано в пункте 22 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2011 года N 11.
Из материалов дела следовало, что обществу в качестве противоправного деяния вменено нарушение сроков и требований пункта 9 статьи 13.1 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской федерации", что выражалось в неуведомлении до определенной даты органа миграционной службы. Это и стало основанием для привлечения к административной ответственности по части 3 статьи 18.15 КоАП РФ.
Принимая позицию юридического лица, кассационная инстанция в своем Постановлении по делу указала: "...ошибочность выводов судебных инстанций связана с неправильным применением норм материального права.
Установив, что обществом в установленный срок не направлено уведомление органа миграционного контроля о привлечении и использовании для осуществления трудовой деятельности иностранного гражданина, административный орган квалифицировал действия общества по части 3 статьи 18.15 КоАП РФ. Суд первой инстанции и апелляционный суд указанный вывод административного органа признали обоснованным.
Между тем судами норма материального права применена неправильно, частью 3 статьи 18.15 КоАП РФ устанавливается ответственность за неуведомление миграционного органа, а не за уведомление его с нарушением срока согласно пункту 22 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2011 года N 11.
При таких обстоятельствах ошибочны и основаны на неправильном применении норм материального права выводы судебных инстанций о наличии в действиях общества события вмененного административного правонарушения".
Стоит обратить внимание на то, что в следующей части статьи 18.15 КоАП РФ - части 4 установлена административная ответственность за нарушения, предусмотренные частями 1 - 3. При этом в норме установлен дополнительный квалифицирующий признак, в соответствии с которым административная ответственность стоит в прямой зависимости от той территории, на которой совершено административное правонарушение, а именно в Москве или Санкт-Петербурге либо в Московской или Ленинградской области. Таким образом, место совершения административного правонарушения играет существенную роль для квалификации деяния субъекта по этой норме. При этом размер штрафа, установленный для хозяйствующего субъекта, в отличие от других частей этой статьи вырос до 1 млн. рублей.
В ФАС Московского округа рассматривалось дело N А41-46145/13, в котором основанием для возникновения спора послужил факт привлечения УФМС России по Московской области общества к административной ответственности по части 4 статьи 18.15 КоАП РФ.
Из материалов дела следовало, что органом миграционной службы была проведена проверка деятельности хозяйствующего субъекта на предмет соблюдения им действующего миграционного законодательства. В ходе проверки установлен факт привлечения к трудовой деятельности без разрешения контролирующих органов иностранных граждан, в том числе гражданина Республики Таджикистан при отсутствии у последнего разрешения на работу. Эти события послужили основанием для привлечения хозяйствующего субъекта к административной ответственности. Суды первой и апелляционной инстанций, выслушав доводы сторон, пришли к выводу об отсутствии в действиях проверяемого лица вменяемого состава административного правонарушения, аргументировав свою позицию следующим: "УФМС России по Московской области не доказан факт привлечения к трудовой деятельности иностранного гражданина, не имеющего разрешения на работу.
...в материалы дела представлены: копия разрешения на работу иностранного гражданина; копия уведомления миграционной службы о приеме на работу; копия договора подряда от 22 июля 2013 года N 74/2013ГП.
...принимая на работу иностранного гражданина заявитель, как работодатель, удостоверился в личности работника и наличии у него документов, разрешающих работу в Российской Федерации, заключил в установленном порядке договор подряда, уведомил о приеме на работу территориальное подразделение миграционной службы, в связи с чем нет оснований полагать, что заявитель не предпринял всех достаточных мер для предотвращения совершения правонарушения..."
Однако суд кассационной инстанции признал принятые по делу судебные акты не соответствующими нормам материального и процессуального права и, отменив их, отправил дело на новое рассмотрение. При этом в своем Постановлении от 17.04.2014 суд указал, что "в нарушение требований норм процессуального права ни судом первой, ни судом апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела не были исследованы и оценены представленные в органы миграционной службы доказательства, подтверждающие законность и обоснованность оспоренного постановления, в связи с тем, что общество привлекло к трудовой деятельности иностранного гражданина без разрешения на работу.
Между тем в числе доказательств, подтверждающих виновность заявителя в совершении административного правонарушения, представлены объяснения иностранного гражданина о том, что он не получал разрешение на работу, письмо отдела трудовой миграции миграционной службы о том, что разрешение на работу и патент на работу иностранному гражданину не выдавались, а также Постановление Люберецкого городского суда Московской области от 20 августа 2013 года о признании иностранного гражданина виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 18.8 КоАП РФ, в связи с тем, что, не имея законных оснований для нахождения на территории Российской Федерации, с 22 июня 2013 года уклонялся от выезда из Российской Федерации".
Рассмотренный обзор судебной арбитражной практики позволяет прийти к выводу о том, что споры, возникающие по вопросам миграционного законодательства, самым тесным образом связаны с вопросами законодательства трудового. Такое положение вещей связано преимущественно с трудовой миграцией иностранного населения на территорию России. Органы миграционной службы в таких ситуациях выступают своего рода фильтром, необходимым для контроля миграционных потоков. В противном случае неконтролируемая миграция трудоспособного иностранного населения может вызвать значительные проблемы: начиная от переизбытка его на соответствующем рынке труда и заканчивая приростом случаев противоправной (уголовной) деятельности на территории государства. Хозяйствующий субъект, предоставляя гражданам иностранных государств рабочие места, возлагает на себя серьезные обязанности, предусмотренные различными отраслями российского законодательства, толкование которых должно быть системным, при этом не только между собой, но и с учетом позиции Конституционного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Поэтому, если в процессе своей деятельности организации не удалось избежать претензий со стороны органов миграционной службы и судебная защита является единственным способом восстановления прав и интересов (в том числе и коммерческих), то хозяйствующий субъект в целях достижения желаемого для себя результата должен учитывать специфику судебной практики и особенности законодательства по такой категории споров.


назад



Закажите услугу у юриста

Ваши обращения конфиденциальны